КАРАМЗИН
В «СЕВЕРНОЙ ПОЧТЕ»

Прошедший в 2016 г. юбилей Н. М. Карамзина был широко отмечен. Среди целой серии новых карамзинских указателей и справочных пособий выделяется указатель Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН) РАН. В этом научном издании приводятся сведения о периодических изданиях, связанных с именем издателя и историка:
Николай Михайлович Карамзин: К 250-летию со дня рождения: Указ. лит. / сост.: А.И. Слива, Л.В. Шемберко, Е.А. Дмитренко; отв. ред. Пивоваров Ю.С. М., 2016.
«Аглае»
«Аонидах»
«Пантеоне иностранной словесности»
«Московском журнале»
«Вестнике Европы»
Но составители указателя не ставили целью собрать все упоминания имени Карамзина в печати его эпохи. Такая задача была бы по плечу лишь огромному коллективу, планомерно и тщательно ведущему сплошной просмотр периодики. Упоминаний о Карамзине в «Северной почте» в новом библиографическом справочнике нет.
Профессиональные и человеческие связи Карамзина и Козодавлева изучались японской аспиранткой Канадзава Томоо. Но и ее прежде всего интересовал Козодавлев как литератор, а не Карамзин на страницах «Северной почты». Внесем свою лепту в будущий библиографический указатель, рассмотрев публикации, связанные с именем Н. М. Карамзина в «Северной почте».
Канадзава Томоо. Литературная деятельность О.П. Козодавлева. Автореф. канд. филол. наук. СПб., 2017.
Козодавлев и Карамзин
«Северная почта, или Новая Санкт-Петербургская газета» издавалась в Петербурге Почтовым департаментом Министерства внутренних дел в 1809–1819 гг. Главным редактором был О. П. Козодавлев, товарищ министра внутренних дел (с 1810 г. — министр), сенатор, литератор, переводчик, соредактор вместе с княгиней Е. Р. Дашковой «Собеседника любителей российского слова», способствовавшего в 1783 г. общественному признанию Г. Р. Державина как литератора, достойного воспеть век Екатерины.

О. П. Козодавлев
(Державин) жил тогда на Литейной в доме П. В. Неклюдова, вместе с Козодавлевым, своим сослуживцем по экспедиции о государственных доходах. Раз, в 1782 году, понадобилось ему пойти в свое бюро; случившийся тут Козодавлев, увидя рукопись, прочел из нее несколько строк и, под клятвой никому постороннему не показывать, выпросил позволение дать ее прочесть тетке своей, Анне Осиповне Бобрищевой-Пушкиной, любившей поэзию и особенно стихи Державина.

Ввечеру того же дня поэт получил оду обратно, но через несколько дней, против всякого чаяния, услышал, что она открыто читана в доме И. И. Шувалова на обеде, в присутствии многих знатных лиц
Державин Г. Р. Сочинения с объяснительными примечаниями Я. Грота. Т. 8: Биография поэта. СПб., 1880. С. 296.
Ставшая таким образом известной «Ода к премудрой киргизкайсацкой царевне Фелице» послужила основой для учреждения «Собеседника любителей российского слова» и упрочила положение Державина. О. П. Козодавлев был хорошо знаком не только с Державиным или кн. Е. Р. Дашковой. Карамзина он аттестовал как близкого ему человека: «Узнал я случайно от короткого моего приятеля историографа Карамзина». Так ли это? И насколько знакомство двух литераторов сказалось на выпуске газеты?
Сухомлинов М. И. История Российской академии. Выпуск 6. Приложение к XLII тому записок Императорской академии наук. № 2. СПб., 1882. С. 285.
Несомненно, Карамзин уважал литературные способности Козодавлева, хотя и не столь ярко выраженные, иначе зачем же ему было приглашать сановника в новый альманах «Аглая»:
Карамзин Н. М. Письма И. И. Дмитриеву. СПб., 1866. С. 61.
«Дней пять занимаюсь я новым планом: выдать к Новому году русский Альманах муз, в маленьком формате, на голландской бумаге и проч. Надеюсь на твою Музу: она может произвести к тому времени довольно хорошего. Михайло Матвеевич, Нелединской и проч. Что-нибудь напишут; а ты мог бы в Петербурге сказать о том Гавр. Романычу, Львову, Козодавлеву и прочим. Они бы также дали нам несколько пьес. Начнем — а другие со временем возьмут на себя продолжение. Откроем сцену для русских стихотворцев, где бы могли они без стыда показываться публике. Отгоним прочь всех уродов, но призовем тех, которые имеют какой-нибудь талант!»
Карамзин Н. М., российский историк, крупнейший русский литератор эпохи сентиментализма
Правда, имеющий «какой-нибудь талант» Козодавлев участия в «Аглае» не принял, но важно и само карамзинское приглашение.
В 1803 г. в «Вестнике Европы» (№ 19), который редактировал Карамзин, появляется письмо Д. И. Фонвизина «Письмо Дениса Ивановича фон-Визина к его приятелю о плане российского словаря», которое было адресовано Козодавлеву. Карамзин и Козодавлев встречались и в домашней обстановке. А. И. Тургенев, обращаясь к П. А. Вяземскому, писал в 1818 г.:
Остафьевский архив князей Вяземских. Переписка князя П. А. Вяземского и А. И. Тургенева. 1812–1819. Т. 1. СПб., 1899. С. 133.
«Письмо твое, милый друг, от 13-го октября, получил исправно вчера и вчера же отправил одно к Булгакову и отдал Карамзину, с кем вчера обедал у Козодавлева»
Тургенев А. И., историк, чиновник. Источник фото
Заняв серьезный государственный пост, выпуская газету, Козодавлев возобновляет старые литературные связи, «он обращался к Карамзину и Хвостову с просьбами участвовать в редактируемом им издании. Но по неизвестным нам причинам из этих попыток ничего не вышло». В самом начале выпуска газеты, в декабре 1809 г., Козодавлев просил Карамзина стать, используя современное выражение, собственным корреспондентом «Северной почты» в Москве. Но Карамзин отказался, сославшись на недомогание:
Предтеченский А. В. Экономические журналы первой четверти XIX века // Общественная мысль в России XIX в. Труды ЛОИИ СССР АН СССР. Выпуск 16. Л., 1986. С. 17.
Хранится в: ГА РФ. Ф.728. Оп.1. Д.811. Л.3–3об. Опубликовано: Письмо Н. М. Карамзина к О. П. Козодавлеву // Русская правда: Литературный альманах на 1860 год. Киев, 1860. С. 71.
«С величайшим удовольствием исполнил бы я волю Вашу — то есть, описал бы, как умею, семидневное пребывание здесь Государя, ознаменованное делами милости и знаками общего веселия — если бы упорная головная боль не отвлекала меня от всякой постоянной работы»
Карамзин Н. М., российский историк, крупнейший русский литератор эпохи сентиментализма
В 1814 г. Козодавлев послал запрос Карамзину уже не ради наполнения газетных полос, а исполняя волю императрицы:
Великая герцогиня Саксен-Веймарская Мария Павловна <…> любила принимать в домашнем своем кругу знаменитого Гёте. <…> В одну из таких бесед Гёте выразил желание получить сведения об иконописном искусстве в Суздале.

<…> Герцогиня сообщила о желании Гёте своей родительнице, Императрице Марии Федоровне, которая просила тогдашнего министра внутренних дел О. П. Козодавлева собрать как исторические сведения о суздальском иконописном художестве, так и о том, в каком положении оно в то время (1814 год) находилось. Козодавлев <…> обратился за этим к Владимирскому губернатору А. Н. Супоневу. <…> Сверх того Козодавлев за историческими данными по этому предмету обратился к историографу Карамзину
Кобеко Д. Ф. О Суздальском иконописании //Изв. отделения рус. языка и словесности имп. Академии наук. 1896. Т. 1. Кн 3. С. 587–588.
Карамзин ответил письмом из Москвы от 6 апреля 1814 г., быстрее, чем губернатор Владимира (его письма датированы 17 мая и 15 июня).
Несостоявшееся сотрудничество Карамзина в «Северной почте» не обескуражило ее редактора. Козодавлев прекрасно понимал значение как личности, так и гигантского труда Карамзина. И «просвещенный издатель „Северной почты“ знакомил читателей с ходом ученых работ и разысканий историографа, извещая как о вышедших уже томах, так и о приготовленных к печати», в том числе и для повышения читательского интереса к своей газете.
Сухомлинов М. И. История российской академии… С. 252.
И сам Карамзин читал «Северную почту». Так, в 1811 г. он пишет И. И. Дмитриеву:
Карамзин Н. М. Письма И. И. Дмитриеву... С. 167–168.
«При свидании и случае изъяви, любезнейший, благодарность мою Осипу Петровичу за статью „Северной почты“ о списывании грамот Кёнигсбергского архива, относящихся к истории Лифляндской и Русской. Это произведет без сомнения хорошее действие»
Карамзин Н. М., российский историк, крупнейший русский литератор эпохи сентиментализма
Составители Комментированного списка источников и литературы, использованных Н. М. Карамзиным, напоминают, что он вместе с Козодавлевым выступил инициатором проведенного на казенные средства в 1808–1816 гг. копирования документов Кёнигсбергского архива о взаимоотношениях Новгородской земли и Российского государства с Ливонским орденом. Каждый год на копирование выделялось до тысячи рублей, и к 1816 г. было скопировано более трех тысяч документов.
Комментированный список источников и литературы, использованных Н. М. Карамзиным в «Примечаниях». Раздел I / сост.: В. Ю. Афиани, Р. Б. Казаков, В. П. Козлов // Карамзин Н. М. История государства Российского. Т. 6. С. 357–358.( № 32).
«Всего публикаций „Северной почты”, посвященных Карамзину, тринадцать. Остановимся на них подробнее»
Сонина Е. С., автор курса, доцент, кандидат филологических наук
Карамзин в «Северной почте»
Первое упоминание
Впервые о Карамзине в «Северной почте» упоминается во втором номере газеты:
На прошлой неделе сказали здесь, что первые три части Истории Российской сочинения г. Карамзина, с толиким нетерпением ожидаемой, уже в Москве вышли из печати; однако же приезжие оттуда привезли, к сожалению, совсем противные сему вести.

Г. Карамзин, по словам их, и не думает Истории Российской печатать прежде совершенного оной окончания, которое, как вероятно, не так скоро может последовать. Желательно, чтоб сии вести приезжих к удовольствию многих были несправедливы
Северная почта. 1809. № 2.
Преждевременные известия о выходе первых томов карамзинской истории объяснялись М. Т. Каченовским в «Вестнике Европы» так:
«Утвердительно сказать можем, что поводом к тому послужило объявление в „Московских ведомостях“ о „Новом ядре Российской истории“, в трех частях, сочинения г. Нехачина. Книгопродавец, объявляя о подписке на сию книгу, почел за нужное, для некоторых причин, сократить заглавие, и назвал ее просто „Российскою историею“. Разумеется, что сие сделано с намерением услужить иногородним читателям»
Каченовский М. Т., русский историк, переводчик, литературный критик. Источник фото
Речь шла о книге И. В. Нехачина «Новое ядро российской истории от самой древности россиян и до дней благополучно ныне царствующего императора Александра Первого, на пять периодов разделенное» (М., 1809, часть первая). Полностью все три тома вышли в 1809–1810 гг.
О болезни
О болезни Карамзина сообщалось в февральском выпуске 1810 г.
Все любители наук, а особливо отечественной истории и литературы, были здесь на сих днях в превеликом прискорбии и страхе. Наш историограф был при конце жизни. Сильнейшая нервическая горячка едва не лишила нас столь любимого писателя и вместе с тем ожидаемой от пера его отечественной истории
Из Москвы // Северная почта. 1810. № 30.
Газетные сведения подтверждаются строками самого историографа: в сентябре 1810 г. Карамзин жалуется брату, что за год почти не продвинулся вперед в своем труде, поскольку не хватало «спокойствия и здравия».
Цит. по: Эйдельман Н. Я. Последний летописец. М., 1983. С. 72.
публикация стихов карамзина
Редакция газеты несколько раз заявляла, что поэзии не место на ее страницах. Исключения из правил за все время издания газеты были сделаны только при публикации выдержки из Вольтера, поэтической надписи П. А. Вяземского к портрету Александра I, строф И. И. Дмитриева и Н. М. Карамзина, воспевающих Волгу, перевода французской эпиграммы, текста гимна «Боже, царя храни!». В выписке из партикулярного письма горячо поддерживался перенос Макарьевской ярмарки в Нижний Новгород (1817, № 18). В качестве аргументов в поддержку нового места ярмарки использовались и стихи Карамзина:
1812. № 14.
1814. № 39.
1817. № 18.
1817. № 25.
1818. № 103.
Из Боровска, от 14 февраля // Северная почта. 1817. № 18. С. 3.
По злату чистого песка
Несешь земли благословенье
На сребряном хребте своем,
Везде щедроты разливаешь,
Везде страны обогащаешь
В блистательном пути твоем
о произведениях Карамзина
Дважды «Северная почта» упоминала произведения Карамзина. В первом случае речь шла о коллективном сборнике:
Мы считаем для себя обязанностью поместить здесь сообщенное нам известие о недавно вышедшей в свет книге, под заглавием: «Собрание образцовых сочинений и переводов в стихах и прозе».

Для составления сей книги гг. Издатели (А. Ф. Воейков, В. А. Жуковский, А. И. Тургенев. — примеч. Е. С.) воспользовались сочинениями наших Поэтов и Прозаиков, многими журналами и образцовыми сочинениями в прозе, издаваемыми гг. Жуковским и Воейковым. <…> Издание сие украшено будет портретами знаменитых русских стихотворцев и прозаиков: Ломоносова. Державина, Дмитриева, Крылова. Богдановича, Озерова. Платона, Карамзина, Хераскова, Муравьева, Фонвизина и Княжнина, кои выгравированы лучшими нашими художниками
Северная почта. 1815. № 45. С. 2.
Газетные публикации о новых книгах, в том числе и сборниках, были традиционны. Например, в 1811 г. «Санкт-Петербургские» и «Московские ведомости» тоже сообщали о вышедших в продажу «Собраниях русских стихотворений, взятых из сочинений лучших стихотворцев российских» (М. В. Ломоносова, Г. Р. Державина, Н. М. Карамзина и прочих). Но обсуждения книг встречались гораздо реже.
Санкт-Петербургские ведомости. 1811. № 18. С. 259; Московские ведомости. 1811. № 15. С. 438.
Во втором случае, вступая в дискуссию по поводу надгробного камня у дороги, ведущей из Орши в Коханово, автор частного письма сообщал:
О Василие Святославиче внуке Мономахове вовсе не может быть тут речи, ибо надпись говорит о Борисовиче. Был однако же Рогволод (Василий или другого имени, того по Истории г. Карамзина не видно), вторый сын Бориса из рода Князей Полоцких
Из Шклова // Северная почта. 1818. № 89.
о публичных чтениях сочинений Карамзина
Внимательный читатель «Северной почты» мог узнать и о публичных чтениях сочинений Карамзина. Например, в сообщении из Белостока:
В здешней гимназии происходило на сих днях, в присутствии разных чиновников и дворянства, публичное испытание в науках. <…> Сверх того декламированы были учениками наизусть на российском и французском языках разные места из сочинений: Державина, Карамзина, Расина и Корнеля
Из Белостока, от 20 июля // Северная почта. 1810. № 82. С. 2–3.
«Невольно вспоминаются испытания в Царскосельском лицее, где юный Пушкин декламировал „Воспоминания в Царском Селе“, хотя сообщений о публичном испытании в Лицее и посещении его Державиным на страницах газеты нет»
Сонина Е. С., автор курса, доцент, кандидат филологических наук
Вторая публикация связана с традицией домашней декламации:
Пятилетняя дочь Балашовского помещика, г. коллежского асессора Ч.*** Елизавета, обращает ныне здесь на себя всеобщее внимание редкими и, можно сказать, единственными своими талантами. Она читает наизусть все сочинения первых российских стихотворцев: гг. Державина, Дмитриева, Карамзина, Крылова и многих других лучшие произведения.

Чтение сие продолжает она с полными чувствами, приличными выражениями, телодвижением, и с точным изображением читаемого ею сочинения; так, например, оду Бог читает она со всем должным величеством, басни же с приличной им забавностью. <…> Сведение сие доставлено к нам от Саратовского г. гражданского губернатора, который был сам очевидным свидетелем здесь помещенному
Из Саратова, от 30 августа // Северная почта. 1815. № 77. С. 2–3.
о чине статского советника
В 1816 г. «Северная почта» информировала читателей: «Н. М. Карамзину пожалован чин статского советника и орден Анны I-ой степени. Ему же назначаются 5 000 рублей для напечатания „Истории Государства Российского“».
В РГИА хранится письмо Козодавлева Карамзину, где министр внутренних дел еще до указа императора извещал об этом писателя.
РГИА. Ф. 951. Карамзин Н. М. Оп. 1 Д. 14. Л. 1.
о работе над «Историей государства российского»
Наконец, пять раз «Почта» сообщала о ходе работы историографа над «Историей государства Российского». Дореволюционный критик и литературовед Е. М. Гаршин так оценивал этот вклад Козодавлева в российское просвещение:
Интерес к «Истории государства Российского» Карамзина Козодавлев систематически подготовлял в своей газете «Северная почта», еще задолго до появления этого знаменитого труда, постоянными сообщениями о ходе этой работы
Гаршин Е. М. Один из русских Гракхов прошлого столетия // Исторический вестник. 1890. Сентябрь. С. 627–628.
В 1809 г. газета писала:
Здесь теперь заподлинно известно, что почтенный историограф наш, г. Карамзин, кончил уже описание времен Дмитрия Донского, и намерен издать труд свой тогда, когда дойдет до времени возведения на престол царя Михаила Федоровича.

Друзья г. Карамзина рассказывают много любопытного о Волынской летописи, найденной им вместе с церковными правилами киевского митрополита Иоанна, Несторова современника, и с уставом князя Святослава Ольговича, жившего в двенадцатом столетии; также о русских грамотах четырнадцатого века, присланных к нему из Молдавии
Санкт-Петербург // Северная почта. 1809. № 11.
2 марта 1812 г., т. е. до начала военных действий, появилось пространное сообщение:
Мы поспешаем, к удовольствию любителей отечественной Истории нашей, сообщить здесь полученное нами самое достоверное и никакому сомнению не подверженное известие, в коем заключается следующее: «Почтенный наш Историограф, г. Коллежский Советник Карамзин, пишет теперь седьмой уже том Истории Российской. Первый том служит введением и состоит из трех глав: о народах, издревле обитавших в России, и о славянах вообще; о славянах и других народах, составивших государство российское; о физическом и нравственном характере славян древних. Во втором томе — история государства российского от Рюрика до кончины Владимира. В третьем — от Святополка до Мстислава Великого. В четвертом — от Мстислава до нашествия татар. В пятом — от 1224 года до Димитрия Донского. В шестом — от Димитрия до самодержца Иоанна Васильевича I.

Второй, четвертый и шестой томы заключаются обозрением государственного и гражданского состояния древней России, как она была во времена св. Владимира, перед нашествием Батыевым и по свержении ханского ига. Тут собраны все известия о правлении, законах, торговле, деньгах, художествах, ремеслах, словесности, нравах. Кроме летописей и дипломатических памятников, хранящихся в русских архивах, историограф пользовался и другими источниками. Он получил множество весьма любопытных бумаг из кенигсбергского архива: мирные договоры ливонского ордена с Новым городом, псковитянами и государями московскими; описание воинских происшествий от четырнадцатого до семнадцатого столетия, и проч.»
Санкт-Петербург // Северная почта. 1812. № 18. С. 1.
Это весьма объемное извещение (по сравнению с другими газетными текстами) С. И. Панов воспринял как полемический прием: в одном номере встретились объявления о седьмом публичном чтении «Беседы любителей русского слова», выходе из печати их пятой книги и о завершении Н. М. Карамзиным седьмого тома «Истории государства Российского».
(Панов С. Еще шишковисты и карамзинисты // НЛО. 2009. № 97. С. 165–173.
«Северная почта» широко предоставляла свои страницы сообщениям о литературных противниках Карамзина — шишковистах и «Беседе любителей русского слова». Издатель «Северной почты» О. П. Козодавлев был в числе 33 почетных членов «Беседы». Газета опубликовала десять сообщений о заседаниях «Беседы». Но встреча в одном номере информации о трудах Карамзина и трудах шишковистов была исключением из принятых газетой правил, тонким расчетом и удачной случайностью, как справедливо подметил С. И. Панов (если это можно назвать случайностью).
Альтшуллер М. Беседа любителей русского слова: У истоков русского славянофильства. М., 2007. С. 404.
Три последних сообщения вышли уже после окончания Отечественной войны и были посвящены ходу распространения «Истории». Упоминаний о продолжении карамзинской работы над следующими томами в газете нет. В 1817 г. сообщались условия подписки на многотомный труд: «Знаменитого российского историографа Н. М. Карамзина „История государства Российского“ в осьми томах вскоре выйдет из печати здесь в Петербурге».
В 1818 г. читатели узнают, что книгу раскупают не только частные, но и официальные лица:
Мы с удовольствием извещаем читателей наших, что История Государства Российского, сочиненная знаменитым Российским историографом Николаем Михайловичем Карамзиным, в осьми томах уже напечатана.

В доказательство достоинства сей книги мы присовокупляем, что признано полезным снабдить оною Российские посольства и других агентов, находящихся в иностранных государствах, и Государь Император Высочайше повелеть соизволил, для приобретения экземпляров сей книги, отпустить в распоряжение министерства иностранных дел тысячу четыреста рублей
Северная почта. 1818. № 10. С. 2–3.
А в следующем номере печатается адрес книжного магазина и стоимость восьми томов:
История Карамзина не только вышла из печати, но уже и продается — в Петербурге на Захарьевской улице, близ Литейного двора, в доме Баженовой, во флигеле у комиссионера Александра Косматова. Цена за все осемь томов, с Родословными росписями и с картою древней России, пятьдесят рублей
Северная почта. 188. № 11. С. 1.
Закрытие «Северной почты»
В 1819 г. редактор «Северной почты», как писал Карамзин Дмитриеву, «очень болен, как сказывают». О. П. Козодавлев скончался 24 июня 1819 г.; по желанию императора издание «Северной почты» было прекращено. Уже после смерти Козодавлева Карамзин вновь вспоминает его:
Карамзин Н. М. Письма И. И. Дмитриеву… С. 269.
Карамзин Н. М. Письма И. И. Дмитриеву… С. 270.
«В последнем моем искреннем разговоре с Императором я сказал ему, что не хочу более ни чинов, ни денег казенных: надобно сдержать слово. Суета сует! Козодавлев наш искал, искал — и теперь в могиле»
Карамзин Н. М., российский историк, крупнейший русский литератор эпохи сентиментализма
КЛЮЧ №3
1702 г.
1759 г.
1769 г.
1789 г.
1791 г.
1796 г.
1826 г.
Запишитесь на курс, чтобы выполнить задания и получить сертификат
Находясь на сайте, вы даете согласие на обработку файлов cookie. Это необходимо для более стабильной работы сайта
OK