Журналистика 1840 — начала 1850-х гг.

Крымская война и крымские корреспонденты
Эту войну в разных странах называют по-разному: Крымская, Восточная, Русская, хотя речь про одно и то же военное столкновение 1853−1856 гг. между Российской империей и объединенными силами Британии, Франции, Турции и Сардинии. Война, в ходе которой Россия потерпела сокрушительное поражение. Война, в ходе которой появились первые русские военные корреспонденты, правда, пока неофициальные, т. к. корпус военных корреспондентов будет создан у нас лишь в Русско-турецкую войну 1877−1878 гг. Хотя, конечно, можно еще вспомнить отчет о победе под Полтавой в 1709 г., написанный собственноручно Петром Великим, зарождение военного репортажа в «Историческом журнале» Максима Невзорова или походную типографию 1812 г. Андрея Кайсарова.
Крымская война внесла свой вклад в развитие института военных корреспондентов. Англичанин Уильям Рассел громил отвратительную организацию управления британскими войсками в „Times”; англичанин Роджер Фентон сделал более 350 документальных фотографий с мест сражений.
«Крымская (Восточная) война вошла в историю как первый военный конфликт, нашедший отражение в фотографии. В зоне военных действий работали: румынский фотограф Кароль Сатмари; англичане Роджер Фентон и Джеймс Робертсон; в помощь художнику Ж.-Ш. Ланглуа, готовящему панораму взятого Севастополя, проводил съемки француз Леон Меедин»
Каск А. Н., кандидат искусствоведения, хранитель фондов отдела визуальной информации Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина
Каск А. Н. Жанровая структура, сюжетика, эстетика журнальной иллюстрации в России XVIII–XIX вв. Диссертация… канд. искусств. М., 2011. С. 110.
В военное время цензура во всем мире ужесточается. В России «относительно опубликования военных известий в годы Крымской войны был принят нижеследующий порядок: органу военного министерства „Русскому инвалиду” принадлежала монополия помещения реляций и официальных известий с театра войны, распространявшаяся отчасти на газеты „Северная пчела” и „Санкт-Петербургские ведомости”; что же касается прочих журналов и газет, то им были воспрещены даже перепечатки из „Русского инвалида”».
Несмотря на такие жесткие цензурные ограничения, правительственным донесениям читатели не слишком верили и пытались всячески узнать хоть что-то правдивое, кто откуда мог:
«Известия из Крыма становились с каждым днем все более неутешительными. Газетным официальным реляциям о ходе военных действий мы не придавали веры, так как в подобных случаях реляции отличаются сдержанностью и подчас утайкою; но Новосильцевы ежедневно почти получали известия в форме писем от давнего их друга Александра Яковлевича Булгакова, тогда московского почтдиректора, так что, благодаря этой конфиденциальной корреспонденции, все, что происходило на Крымском полуострове, а также что делалось и говорилось в петербургских высших административных сферах, было не тайною для нас»
Бутурлин М. Д., исторический писатель
Если возможности добывать конфиденциальные сведения не было, то взволнованные читатели ловили слухи:
Известий из Крыма никаких особенных, кроме того, что 2 ноября была буря и корабли неприятельские пострадали. Маменька слышала в Хотькове, будто бы в «Городском листке» 12-го числа было напечатано известие о сильном нашем поражении, но это не может быть: иначе в «Московских ведомостях» должно уже было быть перепечатано. <…> Но что нам печатают за донесения Меншикова! Это возмутительно читать! Из них делают такие сокращенные извлечения в строчек пять, так что решительно не можешь себе составить настоящего понятия. Это уже слишком пренебрежительно или даже злонамеренно. Кажется, нарочно хотят нас оставить в неизвестности, в страхе; все дурное нам сейчас выставляют на вид, а о более утешительных подробностях умалчивают, вероятно, для того, чтобы нас приготовить к необходимости мира как единственной возможности прекратить эти ужасы
Князь А. С. Меншиков, главнокомандующий сухопутными и морскими силами в Крыму.
В этих цензурных условиях журналисты выкручивались как могли. Официальный «Морской сборник», издаваемый Морским ученым комитетом, опубликовал в конце 1854 г. перепечатку из „Le Moniteur de la Flotte” «Частный рассказ о бомбардировке Севастополя союзными флотами 30 октября и подробности действия французского флота» и письма лейтенанта А. П. Жандра и капитан-лейтенанта Попова «Некоторые подробности о смерти генерал-адъютанта Корнилова»; «Еще подробности о смерти генерал-адъютанта Корнилова». Эти публикации можно считать первыми очерками об осаде Севастополя.
Николай Васильевич Берг, поэт, публицист, художник, в войну состоящий переводчиком при Главном штабе, пошел по тому же пути частных сообщений: в 1855 г. он направлял послания из Севастополя в Москву, адресуя письма Михаилу Петровичу Погодину и Степану Петровичу Шевыреву, издателям-редакторам журнала «Москвитянин». Письма, записки были весьма распространенной практикой в ту эпоху. Погодин сам в это время писал пространные письма по поводу Крымской войны, правда, их не публикуя, а передавая из рук в руки в высшем свете, вплоть до государя.
Берга часто называют первым русским военным корреспондентом именно из-за этих писем, опубликованных в «Москвитянине» (после закрытия московского журнала Берг печатался в «Современнике»). «Легко увидеть, что письма Берга из Севастополя и Бахчисарая представляют собой не столько личную переписку, сколько особый жанр журналистского творчества, так называемые письма с поля боя», — считают современные исследователи.
Содержание писем понятно: «Письма объединены в циклы, каждый из которых имеет свое название: „Севастопольские письма”, „Письма из Севастополя и Бахчисарая”, „Крымские письма”. Это объемные материалы, подробно рассказывающие о положении русской армии и армии противника в Севастополе, сражениях, военном быте и обогащенные, между тем, этнографическими записками о Крыме, его жителях, их обычаях, нравах»
В корреспонденциях Николая Берга, например, можно узнать, чем отличается пуля «молоденькая» от пули «лебедушка» в большом очерке Десять дней в Севастополе или почтить память великого адмирала в рассказе Смерть и погребение Нахимова. Рисунки, которые Николай Берг создавал прямо в осажденном городе, в «Москвитянине» не публиковались (хотя и отсылались М. П. Погодину). Часть из них пропала, часть же после войны была опубликована, и вы можете их посмотреть.
«Современник» Петра Плетнева
«Отечественные записки» военную тему чаще всего давали в «Библиографической хронике», «Современной хронике России», «Петербургских заметках». «Современник» сначала вел такую же вынужденную и довольно неприметную издательскую политику, обозревая старые и современные художественные или научно-популярные книги про Крым, изредка что-то перепечатывая из иностранных изданий.
Тема Крымской войны была близка Николаю Некрасову не только как русскому человеку, но и как сыну офицера, как человеку, который тоже мог бы стать военным, и как поэту (стихотворения «14 июня 1854 года», «Внимая ужасам войны», поэма «Тишина» и др.). Более того, Некрасов даже думал отправиться в осажденный город, в чем признавался Ивану Тургеневу: «Хочется ехать в Севастополь. Ты над этим не смейся. Это желание во мне сильно и серьезно — боюсь, не поздно ли уже будет?»
В марте 1854 г. Николай Некрасов и Иван Панаев обращаются к министру народного просвещения А. С. Норову (цензура тогда находилась в ведении этого министерства) с просьбой разрешить новый отдел политических и военных известий. Панаев дополнительно даже обратился с личным письмом к помощнику начальника III Отделения генералу Л. В. Дубельту. Но на прошение последовал отказ, т. к. военный министр счел, что могут пострадать интересы «Русского инвалида».
Тогда редакция «Современника» пошла другим путем, начав печатать литературные произведения о войне. Но, когда цензура попыталась запретить рассказ А. Д. Столыпина «Ночная вылазка в Севастополе», Иван Панаев обратился с резким письмом к министру народного просвещения:
«Если литературные журналы будут вовсе лишены права рассказывать о подвигах наших героев, быть проводниками патриотических чувств, которыми живет и движется в сию минуту вся Россия, то, — Ваше Высокопревосходительство простите моей откровенности, — оставаться редактором литературного журнала будет постыдно <…>. Мы имеем право сообщать только о том, что в Петербурге хорошая или дурная погода. Что скажут о русской литературе и об нас последующие поколения, перебирая наши журналы и тщетно отыскивая в них отражение того энтузиазма, которые проникнуты были русские люди в 1855 году?»
Панаев И. И., русский писатель, литературный критик, журналист, мемуарист
События пошли по нарастающей: одну рукопись разрешили, затем изуродовали цензурной правкой толстовскую «Ночь в Севастополе», и лишь затем после длительных переписок (и смены царствования) в июне 1855 г. «Современнику» и «Отечественным запискам» разрешили перепечатки из «Русского инвалида» (спустя месяц после печати) и публикации военной художественной литературы при условии прохождения двойной цензуры — общей и военного министерства.
Публикации в «Современнике»
Крупные публикации на военные темы в «Современнике»
Л. Н. Толстой
Очерк «Севастополь в декабре месяце»
А. Д. Столыпин, адъютант начальника артиллерии Крымской армии
Рассказ «Ночная вылазка в Севастополе»
Письма очевидцев
и участников обороны
О женщинах и детях осажденного Севастополя, о войне сухопутной, морской и подземной, письма сестер милосердия Крестовоздвиженской общины и т. д.
А. Ройер, старший лейтенант английского фрегата «Тигр»
Письмо «Пленные англичане в России»
  • Современник. 1855. Том 52 (август)
  • Современник. 1856. Том 57 (май)
А. С. Афанасьев-Чужбинский (сост.)

Хроника современных военных известий (перепечатки из «Русского инвалида»)
Н. А. Некрасов
Рецензия на книги «Осада Севастополя, или Таковы русские» (М., 1855), «Восточная война, ее причины и последствия» (М., 1855)
Л. Н. Толстой
Рассказ «Ночь весною 1855 г. в Севастополе»
Н. П. Сокальский, корреспондент газеты «Одесский вестник»
Цикл солдатских мемуаров (рассказ «Восемь месяцев в плену у французов» и др.)
Н. П. Сокальский
Цикл солдатских мемуаров («Занятие Евпатории союзными войсками» и др.)
Л. Н. Толстой
Рассказ «Севастополь в августе 1855 года»
Н. П. Сокальский
Цикл солдатских мемуаров («Жизнь на севастопольской батарее» и др.)
Е. П. Ковалевский
Статья «Бомбардирование Севастополя»
Н. В. Берг
«Из Крымских заметок»
Описывая запутанную историю публикаций солдатских мемуаров, собранных Н. П. Сокальским, один из крупнейших некрасоведов Б. В. Мельгунов замечал:
Война выявила не только замечательных патриотов, героев, но и талантливых рассказчиков из солдатской среды, чьи произведения стали находить себе место на страницах толстых журналов. И некрасовский «Современник» был первым изданием, открывшим выход в литературу многим одаренным солдатам
Мельгунов Б. В. Некрасов и военные корреспонденты «Современника» // Русская литература. 1989. № 1. С. 169.
А Льва Толстого иногда даже называют первым русским военным корреспондентом и блогером. Сопоставляя военное творчество Н. Берга, Л. Толстого и Н. Сокальского, специалист по истории Крымской войны утверждает:
Курьянова В. В. Л. Н. Толстой как военный корреспондент и блогер // Современные информационные и коммуникативные технологии в глобальном мире: вызовы и возможности. Сборник научных статей. Симферополь, 2017. С. 334−338.
Публикации Н. В. Берга в «Москвитянине» имели преимущество перед другими, потому что это были публикации очевидца, участника боевых действий и к тому же уже известного литератора. С таким же вниманием отнеслась читающая Россия к публикациям Л. Н. Толстого и Н. П. Сокальского. Но форма их письма существенно отличается от работы Берга.

Очерки Сокальского складывались из рассказов очевидцев-участников Крымской кампании, которые проходили лечение в одесском госпитале, там Сокальский и записывал их истории. Участник обороны Л. Н. Толстой в «Севастопольских рассказах» создал поистине эпическую картину, при этом сознательно выбирая «стороннюю» позицию, «затушевывая» авторское «я»: его героями стали солдаты, врачи, офицеры. Берг же пишет от первого лица, сам являясь героем своих заметок и находясь в центре описываемых событий
Письма Н. Берга М. П. Погодину из Крыма. Подготовка текста, вст. статья и примеч. Д. К. Первых (Васильевой).
Иллюстрированные издания
Корреспонденты изображали ужасы войны не только на словах. Во время Крымской войны зарождается изобразительный военный репортаж, и принадлежит эта честь «Русскому художественному листку» В. Ф. Тимма. Сам Тимм побывал в Крыму в составе свиты Великих князей, но очевидцем боев не стал. Среди художников «Листка» был Константин Николаевич Филиппов, ученик батального класса Академии художеств, который зарисовывал противников прямо во время боя:
Часть внутренности турецкой траншеи — я рисовал из нашего траншейного кавальера, высовываясь за туры, и, смотря в отверстия между турами, видал турецкие рожи и фигуры, видел, как один из них пал от русской пули. Этот рисунок хотя не слишком окончен, зато верен с действительности, и, конечно, замечателен потому, что подмечен в самой жаркой перестрелке
Защитная насыпь из земли и связанных пучков хвороста.
Круглая корзина без дна, сплетенная из хвороста и заполненная землей.
В целом военный иллюстративный материал «листка» О. В. Cляднева делит на три категории:
Портреты участников войны
«Листок» в течение всех военных лет помещал портреты генералов, офицеров, низших чинов и изображения боевых подвигов солдат, матросов и офицеров <…>.
Изображения крепостей, городов и селений, где происходили военные действия
«Листок» постоянно публиковал рисунки укреплений, городов и селений, где происходили бои: Синоп, Севастополь, Карс, Баязет <…>
Сюжеты с участием членов императорской семьи на театре военных действий
Выходили и сборники карикатур, где русские художники, как правило, высмеивали наших врагов и прославляли подвиги русских солдат. Это работы основоположника русской массовой карикатуры Н. Степанова; В. Беляева; П. Анненского; П. Боклевского и др. С некоторыми карикатурами вы можете познакомиться в этом лонгриде.
«Карикатуры». СПб., 1855; «Современные шутки». СПб., 1856.
«Сказание в лицах о том, как незваные гости пожаловали в гости и смех и горе привезли из-за моря». М., 1855.
«Пословицы в карикатурах». СПб., 1855.
Позабытая незабытая полемика
Как только ни называли 1840-е гг. «Эпохой замечательного десятилетия» охарактеризовал это время Павел Анненков в литературных мемуарах. Журнальный критик той поры Алексей Галахов так сформулировал смысл этого названия:
«Выражения „сороковые годы”, „люди сороковых годов” нередко употреблялись и теперь еще употребляются для обозначения того усиленного интеллектуального движения, которое началось и действовало в Москве, совпадая с тем периодом времени, когда попечителем Московского учебного округа был граф С. Г. Строганов (1835−1847). Вторым выражением Писемский даже озаглавил один из своих романов»
Галахов А. Д., русский педагог и историк русской литературы, профессор, тайный советник
В 1840-х гг. идут жаркие московские дискуссии вокруг философии Шеллинга и Гегеля, поиски истины Белинским и Бакуниным, Станкевичем и Катковым; разворачиваются споры между западниками и славянофилами; появляются новые журнальные лидеры среди изданий. Размышляя о русской читающей публике, Александр Герцен утверждал:
«Это сущий вздор, что у нас нет общественного мнения <…>. У нас общественное мнение показало и свой такт, и свои симпатии, и свою неумолимую строгость даже во времена общественного молчания. Откуда этот шум о чаадаевском письме, отчего этот фурор от „Ревизора” и „Мертвых душ”, от рассказов Охотника, от статей Белинского, от лекций Грановского?»
Герцен А. И., публицист, писатель, педагог, философ
А. И. Герцен. Собрание сочинений в 30 тт. Т. 14. Статьи из Колокола и другие произведения 1859–1860 годов. М., 1958. С. 119.
Василий Боткин прямо писал Павлу Анненкову в ноябре 1846 г.:
«Как бы то ни было, а сила русской литературы теперь главное состоит в идеологии. Идеология (о, святители, какое густое и тяжелое тесто была эта идеология!) послужила к поднятию „Отечественных записок”; идеология должна поднять и „Современник”. <…> Тогда как в Англии и Франции литература есть зеркало нравов, у нас она — главная наставительница. Вот почему вся сила ее заключается в идеологии. Двигают массами не идеи, а интересы, но просвещают их идеи»
Боткин В. П., русский очеркист, литературный критик, переводчик
Тому же Василию Боткину Виссарион Белинский писал, размышляя, правда, о низкопробных вкусах читающей публики:
«Литература имеет великое значение: это гувернантка общества. Журналистика в наше время все: и Пушкин, и Гёте, и сам Гегель были журналистами. Журнал стоит кафедры»
Белинский В. Г., русский литературный критик
Значение журналистики в это время действительно огромно. Петр Плетнев в 1846 г. говорил:
«В нашу эпоху журналы сделались исключительным чтением публики. Ими удовлетворяет она двум своим потребностям: знакомится с новостями в области наук и словесности, и в то же время наполняет досуги тем чтением, которое необходимо для самого полуобразованного человека»
Плетнев П. А., критик, поэт пушкинской эпохи
Современник. 1846. Т. 44. С. 34.
Кроме того, «только к 1840-м годам журналистика становится основным пространством для публикации всего нового в русской литературе».
Зыкова Г. В. Поэтика русского журнала 1830−1870-х гг. Автореферат диссертации … докт. филол. н. М., 2005. С. 5).
Полемика начала 1850-х гг.
Но если полемика 1840-х гг. в целом известна, то споры начала 1850-х гг. многие не очень хорошо представляют. Это время осознания, что «натуральная школа» явно не монолитна, очень уж разные произведения попадают в ее поле. Это время нового интереса к поэзии. В «Современнике» печатался целый цикл статей разных авторов «Русские второстепенные поэты», и там вспыхнула полемика, как относиться к поэтическому наследию Федора Тютчева. Это время развития прозы (и о русском народе, и об образованной части общества).
Но прежде всего начало 1850-х гг. — это эпоха ожесточенных журнальных споров. Современные исследователи отечественной литературной критики считают, что «центральным сюжетом этой полемики был жаркий спор критиков, объединившихся вокруг журналов „Современник” и „Москвитянин”». Они же определяют важные ответы на вопросы: кто спорил? О чем спорили?
От составителей // «Современник» против «Москвитянина». Литературно-критическая полемика первой половины 1850-х годов / Изд. подгот. А. В. Вдовин, К. Ю. Зубков, А. С. Федотов. СПб.: Нестор-История, 2015. С. 5.
О чем спорили?
1
Место определенных писателей в русской литературе
2
Значение пушкинского, гоголевского и лермонтовского направлений для современной литературы
3
Наследие В. Г. Белинского и его влияние на современную критику
4
Термины и критерии оценки художественного произведения в критике
5
Роль критики в литературе
Журнал «Москвитянин»
Если про «Современник», надеюсь, вы уже выстроили логическую цепочку (Пушкин — друзья Пушкина — Плетнев — Некрасов с Панаевым), то с «Москвитяниным» стоит ее выстроить вместе.
Журнал «Москвитянин», как нетрудно догадаться, был основан в Москве в 1841 г. Михаилом Петровичем Погодиным, выходцем из крестьян, с блеском окончившим Московский университет и ставшим профессором истории в своей альма-матер. С 1841 г. — года основания «Москвитянина» — Погодин стал еще и ординарным (т. е. штатным, имевшим кафедру) академиком Императорской академии наук. Может быть, сыграла свою роль и широкая поддержка журнала Погодина С. С. Уваровым, министром народного просвещения.
1841
С середины 1840-х гг. на Михаила Погодина обрушилась цепь неудач и несчастий: в 1844 г. он сломал ногу и три месяца был обездвижен, чуть позже скончалась его жена, и вдовец остался один с четырьмя маленькими детьми. Погодин ушел из Московского университета и занялся свободными научными исследованиями, публицистикой и художественной литературой. Бывший профессор университета не забывал навыков публичных выступлений:
«Именно Погодин был инициатором первого в России публичного диспута (19 марта 1860 г. „О начале русского государства” с Н. И. Костомаровым), получившего большой общественный резонанс»
Погодин М. П., русский историк, писатель, публицист и коллекционер
«Москвитянин» не был первым и единственным издательским опытом Михаила Погодина; он издавал:
Журнал «Московский вестник» (1827−1830)
Альманах «Урания» (1825)
Сборник «Утро» (1859,1866,1868)
Газету «Русский» (1867−1868)
Кроме того, Погодин много печатался в других газетах и журналах. В «Москвитянине» со дня основания, кроме Погодина, работали профессор Московского университета С. П. Шевырев (который выполнял и редакторские функции), чиновник и поэт М. А. Дмитриев, литературный критик П. П. Сумароков и др. Это была так называемая старая редакция журнала.
Журнальное направление старой редакции вызывало ярость Виссариона Белинского:
Он видел в них апофеозу застоя, идеализацию всех тех сторон «действительности», которая возмущала его пылкую душу до самой глубины ее, и оттого он с таким пламенным воодушевлением опрокинулся всей тяжестью своего страстного негодования на тенденции московского журнала
Венгеров С. А. Молодая редакция «Москвитянина». Из истории русской журналистики // Вестник Европы. 1886. № 2. С. 582.
Я бы не советовала воспринимать идеи Белинского как основополагающие; сейчас, например, к старой редакции «Москвитянина» у современных исследователей более уважительное отношение. Но то, что Погодин и Шевырев так и не смогли противостоять в единственном толстом литературном журнале Москвы 1840-х гг. петербургскому направлению в литературе и журналистике, очевидно, «Москвитянин» не пользовался популярностью у читателей.
«Раздраженные скупостью Погодина и нерасторопностью и неаккуратностью конторы сотрудники часто бросали журнал; отдельные книжки могли запаздывать c выходом на несколько месяцев». Кроме того, погодинско-шевыревский «Москвитянин» вызывал серьезные опасения у Третьего отделения за явное противопоставление Москвы Петербургу, за повышенное внимание к русской старине и православию, за подчеркнутое внимание к славянским народам и всему русскому, что не могло нравиться немецко-ориентированному Третьему отделению. И потому «совершенно естественно, что со стороны III отделения были приложены самые энергичные усилия к тому, чтобы удушить „Москвитянин” как можно быстрее».
В 1845 г. журнал начал неофициально редактировать Иван Киреевский, вступивший в дискуссии с Белинским. Мы поговорим об этом редакторстве трех номеров в лонгриде, посвященном славянофильской журналистике. А пока можно сказать, что попытка Киреевского оживить и журнал, и полемику тоже не удалась:
1845
Диалог «Москвитянина» и «Отечественных записок» в этой ситуации — с обеих сторон — походил на «диалог глухих». Оппоненты не слышали и не желали понимать друг друга
В 1850 г. Михаил Погодин призывает новых сотрудников, которые трудились в журнале до 1855 г. Это А. Н. Островский, Ап. Григорьев, Е. Н. Эдельсон, Б. Н. Алмазов, Т. И. Филиппов. Молодежи (не по возрасту, а по времени прихода в редакцию) достались отделы «Критика», «Русская словесность», «Иностранная словесность», «Смесь», но Погодин постоянно вмешивался и в этот круг.
1850
Возникло, как называет эту ситуацию в редакции Кирилл Зубков, двоевластие; а оно в итоге и привело к тому, что журнал опять проиграл в споре за умы и души читателей.
Вновь пришедших авторов быстро стали называть молодой редакцией «Москвитянина». И вот с ними-то и разгорелась та самая забытая (среди массового читателя) и незабытая (среди историков журналистики и литературы) полемика, которая стала ведущей в русской журналистике начала 1850-х гг.
В чем же суть полемики?
Давайте чуть подробнее попытаемся посмотреть, в чем же суть этого журнального спора Москвы и Петербурга первой половины 1850-х гг.:
«Современник» против «Москвитянина». Литературно-критическая полемика первой половины 1850-х годов / Изд. подгот. А. В. Вдовин, К. Ю. Зубков, А. С. Федотов. СПб.: Нестор-История, 2015.
Тема спора
Позиция молодой редакции «Москвитянина»
Позиция «Современника»
Принцип рассмотрения содержания журналов
Приоритет: обобщающие критические статьи, рассмотрение каждого номера журнала в едином комплексе
Приоритет: фельетонная, насмешливая критика отдельных публикаций в журналах
Объективность писателя
Выступали за объективность писателя. Высший образец объективности в искусстве — это Шекспир, Пушкин; в современности — Островский
Выступали за писательскую субъективность как максимальное участие личности автора в творческом процессе и отражение ее в произведении
Декларируемые принципы поэзии
«Объективное» воспроизведение древнегреческого «миросозерцания» (у Н. Ф. Щербины)
Принципиальное отклонение от критериев традиционной «поэтичности»
(у Н. А. Некрасова)
Отношение к читателю

Стремление воспитать публику, которая будет читать серьезную литературу, а не беллетристику
Попытка в некоторой степени согласовать свое творчество со вкусами читателя. Поучать читателя — верх бестактности
Представление о задачах критика
Критик должен воспитывать в читателе эстетический вкус
Критик должен устанавливать контакт между читательскими потребностями и литературным творчеством
Отношение к идеям Белинского
Апелляция к более ранним взглядам критика. Идея Белинского об огромной ценности для русской литературы именно беллетристики принесла литературе страшное зло
Апелляция к более поздним взглядам критика. Аккуратные попытки Дружинина часть наследия Белинского пересмотреть
«К чему привела эта полемика? Победителя здесь не назовешь. Молодая редакция „Москвитянина” к 1855 г. распалась, а в „Современнике” тоже сменился основной авторский состав с приходом в 1854 г. Николая Чернышевского и в 1856 г. Николая Добролюбова. Попытки Александра Дружинина пересмотреть устоявшиеся взгляды на идеи Белинского лишь привели к его уходу в „Библиотеку для чтения”; а Белинский как был мифом и учителем учителей, так и остался во многом таким и поныне»
Сонина Е. С., автор курса, кандидат филологических наук, доцент
Но выиграли, пожалуй, русские литература и журналистика. Именно в ходе этой полемики стал известным Александр Островский, выработался более точечный взгляд на терминологию литературной критики и способы оценки произведений, усовершенствовался литературный фельетон, снова вспыхнул интерес к поэзии и т. д. Литературная полемика по самым разным поводам стала серьезным двигателем журнального прогресса.
Узнайте об Андрее Краевском через слово и изображение. Найдите ключ
Требуется пароль
1802 г.
1803 г.
1812 г.
1814 г.
1820 г.
1825 г.
1811 г.
Действие этого лонгрида начинается в 1840 г. и продолжается до 1855 г.
Действие этого лонгрида начинается в 1840 г.
и продолжается до 1855 г.
1826 г.
1830 г.
1837 г.
1840 г.
1855 г.
1813 г.
Запишитесь на курс, чтобы выполнить задания и получить сертификат
Находясь на сайте, вы даете согласие на обработку файлов cookie. Это необходимо для более стабильной работы сайта
OK